Регистрация нового пользователя

ВАШ НИК-НЕЙМ
ВАШ ЛОГИН (E-MAIL)
ВАШ ПАРОЛЬ
ПОДТВЕРДИТЕ ПАРОЛЬ
Вход для пользователей

ВАШ ЛОГИН
ВАШ ПАРОЛЬ
забыли пароль ? Запомнить меня
ВОЙТИ С ПОМОЩЬЮ
СОЦ. СЕТЕЙ
Мы Вам позвоним! Введите Ваши

ИМЯ
ТЕЛЕФОН

Поиск посылки

«Длинная» телеграмма Кеннана

«Длинная» телеграмма Кеннана

Теперь всем известно, что войны могут быть не только "горячими", но и "холодными". Сигналами к началу масштабной "холодной" войны между капиталистическим лагерем (олицетворяемым англосаксами) и социалистическим (олицетворяемым СССР) стали Фултонская речь Черчилля и, так называемая, "длинная" телеграмма Кеннана.

Конечно, антикоммунистические настроения всегда были сильны в элитах ведущих капиталистических стран. Но к концу Второй мировой войны значительная часть населения Запада относилась к СССР вполне дружелюбно. Предыдущий кризис буржуазной системы, индустриальный подъём Советского Союза и убедительная победа советского народа над фашизмом сделали коммунистическую идею вновь популярной. Даже те, кто этой идее не симпатизировал, считали, что две разные системы могут вполне ужиться и даже быть ситуационными союзниками (последняя война была тому примером).

Именно с этими "рузвельтовскими иллюзиями" был категорически не согласен Джродж Фрост Кеннан. С "внутренней кухней" советской политики этот человек был знаком не понаслышке. Кеннан не раз работал в Союзе - начинал он переводчиком, а в 1946 году был дипломатом - временным поверенным в делах США в СССР.

Джордж Фрост Кеннан

Однажды, разбирая дипломатическую почту, он наткнулся на запрос американского казначейства, которое просило разъяснить причины нежелания советского руководства поддержать только, что созданные, Всемирный банк и Международный валютный фонд. Изначально обе организации были заявлены, как структуры, призванные помогать развивающимся странам. Во что выродилась "помощь" МВФ, сегодня известно всем...

Вместо того, чтобы дать конкретный ответ на конкретный вопрос, Кеннан разразился телеграммой в 8 тысяч слов. Говорят, оригинал, хранящийся в музее, представляет собой стеллаж в несколько метров (что неудивительно, если представить размер такой телеграфной ленты).

Д. Кеннан:
"Заранее приношу свои извинения по поводу загрузки телеграфного канала; но вопросы, содержащиеся в данной телеграмме, представляются мне столь важными в свете недавних событий, что наши ответы на них, если они вообще заслуживают какого-либо внимания, должны быть немедленно сформулированы".

Дипломат давно имел своё мнение о том, как надо строить отношения с Советским Союзом. А тут подвернулась такая прекрасная возможность высказаться и главное - быть услышанным - в высших эшелонах власти. Позже в своих мемуарах Кеннан напишет: "За 18 месяцев службы в Москве я испытывал неприятные эмоции не только из-за наивности идей, которые лежали в основе наших отношений с советским правительством, но и из-за тех неправильных методов, которыми мы пользовались для достижения целей".

В тексте телеграммы дипломат предупреждал, что излишнее дружелюбие к СССР может выйти Америке боком. Он писал: "...мы имеем политическую силу, которая фанатично верит в то, что с Соединенными Штатами невозможно неизменное сосуществование, что разрушение внутренней гармонии нашего общества является желательным и обязательным, что наш традиционный образ жизни должен быть уничтожен, международный авторитет нашего государства должен быть подорван, и все это ради безопасности советской власти".
Кеннан считал, что советская власть по природе своей экспансивна и всегда будет стремиться распространить себя по всему миру. Поэтому главной целью Западного мира должна стать политика "сдерживания" (containment), которая не позволила бы СССР выйти за рамки уже существующей сферы влияния. США ни в коем случае не должны идти на односторонние уступки и формальные заверения, ибо советское руководство "уважает только силу". Договориться с ним на перспективу невозможно, ибо оно не будет соблюдать принятые обязательства и учитывать американские интересы.
При этом Кеннан уточнял, что провоцировать СССР не стоит, нужно лишь проявлять несгибаемую твёрдость в отстаивании своей позиции.

Борьбу с коммунистическими идеями автор телеграммы видел, прежде всего, не в агрессии, а в утверждении достоинств западного мироустройства. Он писал: "Многие зарубежные страны, в особенности страны Европы, измучены и запуганы опытом прошлого и менее заинтересованы во всеобщей свободе, чем в собственной безопасности. Они ищут совета, а не наделения ответственностью. Мы должны быть в состоянии предложить им такую помощь в лучшей мере, чем русские. И если мы этого не сделаем, это сделают русские".

Кроме того, Кеннан один из первых предложил не просто противостоять советской власти, но и изучать её, выявляя сильные и слабые места. "На первом этапе, - писал он в своей телеграмме, - мы должны понять природу движения, с которым мы имеем дело. Мы должны изучить его с такой же решимостью, беспристрастностью, объективностью и эмоциональной грамотностью, с какими врач изучает непослушного и неблагоразумного пациента".
В частности, одно из слабых мест "пациента" Кеннан указал уже в телеграмме. Он заметил, что советская система особенно уязвима во времена смены верхушки. Что с успехом было подтверждено "смутой" после смерти Сталина и уже полным развалом во времена Горбачёва.

"Длинная" телеграмма была отослана 22 февраля 1946 года и предназначалась для узкого круга людей. Но идеи Кеннана упали на благодарную почву. Копии телеграммы были разосланы членам Кабинета министров, высшим военным чинам США, а также во все американские посольства.

Менее, чем через две недели - 5 марта 1946 года - похожие идеи озвучивает Черчилль в своей Фултонской речи. Он впервые употребляет метафору «железный занавес» и заявляет о «тени, опустившейся на континент» (имелись в виду восточноевропейские страны, попавшие под советское влияние). Когда президент США Гари Трумэн узнал об основных положениях речи Черчилля, он воскликнул: "Превосходная речь!". По поводу чего сам Кеннан заметил: "Президент, я полагаю, прочёл мою телеграмму".

Уже в июле 1947 года текст "длинной" телеграммы был открыто опубликован журналом "Foreign Affairs" в виде статьи под названием "Истоки советского поведения" с конспиративной подписью "X".
Слова Кеннана имела огромный резонанс в американском обществе. Если весной 1945 года СССР доверяли 56% американцев, то уже через год эта цифра снизилась до 33 %.

Власти высоко оценили работу Кеннана. Вскоре он становится одним из советников президента США. Однако, советник очень быстро понял, что западные страны не желают ограничиваться политикой "сдерживания" и начинают накалять международную обстановку. О чём, кстати, ещё в сентябре 1946 года говорил в своей аналитической записке советский посол в Вашингтоне - К. Новиков: «Внешняя политика США, отражающая империалистические тенденции американского монополистического капитала, характеризуется в послевоенный период стремлением к мировому господству. Именно таков истинный смысл неоднократных заявлений президента Трумэна и других представителей американских правящих кругов о том, что США имеют право на руководство миром».

В 1953 году, несогласный с идеями нового госсекретаря США - Д. Даллеса, Кеннан уходит из Госдепартамента. Да, он остался противником распространения коммунистической идеи и патриотом своей страны, но ему были чужды глобалистские идеи мирового господства. Он не поддерживал создание НАТО и расширение его на Восток, был против гонки вооружений и не любил, что его нарекли одним из "архитекторов "холодной" войны".

Уже стариком Кеннан произнёс о политике США следующее: «Склонность видеть себя центром политического просвещения и учителем всего остального мира поражает меня непродуманностью, тщеславием и неуместностью. Я хотел бы, чтобы наше правительство постепенно отказалось от публичных проповедей о демократии и правах человека».
А после смерти Кеннана в 2005 году советолог Р. Пайпс и вовсе произнёс: «Когда впоследствии Кеннан читал свою телеграмму, он не мог поверить, что сам ее написал. С годами он изменил свои взгляды в отношении СССР. Он хотел достичь соглашения с Советским Союзом. В 80-х годах был ярым противником политики президента Рейгана, считал, что если Рейган будет продолжать свою политику в отношении СССР, нам грозит третья мировая война».

Впрочем, уже в "длинной" телеграмме Кеннана есть фраза, которая сегодня звучит плохим пророчеством: "В конце концов, самая большая опасность, которая грозит нам в решении проблем советского коммунизма, — это уподобление тем, с кем мы имеем дело".



05.10.2015